Главное меню
Главная
Наш форум

Замки Латвии
Латвия - главная
Состояние замков
Каталог замков
Карта
Фотогалерея

Алсунга - Алшванген
Алтене - Алтона
Арайши I - Арраш
Арайши II - Арраш-2
Арлава - Эрвален
Асоте - Асутен
Аугстрозе - Хохрозен
Бабите - Бабот
Балтава - Балтов
Бауска - Бауске
Берзауне - Берзон
Борнсминде - Борнсмюнде
Брамберге - Бранденбург
Вайнижи - Вайнзель
Валмиера - Волмар
Вентспилс - Виндау
Гробиня - Гробин
Даугавпилс - Алт-Дюнабург
Даугавпилс - Дюнабург
Дзербене - Сербен
Дигная - Дубена
Добе - Добен
Добеле - Доблен
Доле I - Алт-Дален
Доле II - Дален
Дрога - Дроген
Дундага - Донданген
Дурбе I - Линдале
Дурбе - Дурбен
Елгава - Митау
Заубе - Юргенсбург
Индрица - Недериц
Калнамуйжа -Хофцумберге
Кандава - Кандау
Каупре - Абельхоф
Кокнесе - Кокенхузен
Краслава - Креславка
Крустпилс - Крейцбург
Кулдига - Голдинген
Лиелстраупе - Гросс-Рооп
Лиепая - Лива
Локстене - Локстен
Лудза - Лудзен
Мазстраупе - Кляйн-Рооп
Маконькалнс - Фолкенберг
Малпилс - Лембург
Мартиньсала - Гольм
Набе - Наббен
Нурмуйжа - Нурмхузен
Пекас калнс - Каугерсгоф
Прейли - Прели
Приекуле - Преекульн
Рауна - Алт-Ронненбург
Рауна - Ронненбург
Резекне - Розиттен
Рига - все замки
Розбеки - Розенбек
Рундале - Руэнталь
Сабиле - Цабельн
Сака - Сакенхаузен
Светкалнс - Хайлигенберг
Свитене - Швиттен
Сигулда - Зегеволд
Стенде - Стенден
Сунтажи - Сунцель
Талси I - Алт-Талсен
Талси II - Талсен
Тервете - Терветтен
Тукумс - Туккум
Турайда - Трейден
Цесвайне - Зессвеген
Цесис I - Алт-Венден
Цесис II - Венден
Цирава - Цирау
Шлокенбека - Шлокенбек
Эдоле - Эдвален
Эмбуте - Амботен
Яунпилс - Нойенбург

Другие замки
Замки Эстонии
Замки Литвы
Другие страны

Статьи по теме:
Каталог ссылок о замке

О замке на форуме

Замок Кокнесе (Кокенхузен - Kokenhusen)

(13 век)

Здесь использован мой текст о замке 2001 года, с тех пор некоторая информация могла быть уточнена и дополнена, поэтому текст еще будет редактироваться. Замок рижского архиепископа в Кокнесе был основан в 1209 г. Бесспорно, что на конкурсе красоты среди самых живописных руин Латвии Кокнесе заняла бы первое место. Даже полуразрушенный замок прибавляет очарования этому древнему месту.

Археологические раскопки, проведенные здесь, показали, что в этой местности люди нашли себе пристанище уже в седую старину - в каменном веке (ок. I тысячелетия до н.э. Около VII в. нашей эры в Кокнесе пришли предки латышей и построили себе деревянный замок, вокруг которого образовался довольно крупный город. Выходцы из Кокнесе позднее основали замки в Бебри, Виеталве, Локстене, Олинькалнсе и др. местностях. Раскопками археологов установлено, что в V-IX вв. городище уже было плотно застроено, обнаружены срубы, печи для выплавки железа и др.

Расположенное у впадения речки Персе в Даугаву Кокнесе процветало. По Даугаве издалека приплывали русские, немецкие и даже скандинавские купцы и викинги. Они привозили местным жителям - латгалам, земгалам и селам - ткани, железо и стеклянные изделия, получая в обмен кожи, воск и хлеб. Викинги в IX-XI вв. поднимались по Даугаве на небольших ладьях с малой осадкой, которые было легко перетаскивать через пороги и водоразделы, и, возможно, основали неподалеку от Кокнесе свой замок Аскраде (Айзкраукле).

Беспокойными соседями были жившие в верховье Даугавы русские, мало-помалу продвигавшиеся к низовью Даугавы. Согласно одной из версий, некий полоцкий удельный князь построил в X в. на горе Криевукалнс себе замок, по названию которого гора якобы получила свое наименование, означающее в переводе “Гора русских”. Однако историческими исследованиями это не подтверждено. В отличие от нагрянувших позже крестоносцев, православие пришло на эти земли мирным путем (кто хотел - крестился, а кто не хотел, мог спокойно поклоняться своим божествам). Согласно исследованиям, проведенным в Кокнесском и Ерсикском замках, эти княжества в XI в. стали данниками Руси под названиями Кокне и Яр Руско (под такими наименованиями они фигурируют в некоторых летописях). В XI-XII вв. у жителей этих замков были широко распространены в быту символы христианской веры (крестики, энкольпионы, изображения святых). Здесь же были построены церкви с колоколами, иконами и иной православной церковной утварью. В лексике современного латышского языка, относящейся к церковному культу, до сих пор сохранилось много заимствований из древнерусского языка.

В переводе “Кокнесис” дословно означает “несущий деревья”. С др. стороны, считается, что “Кокна” - это древнее название реки Персе. Название “Кокна” для реки Персе, однако, впервые встречается в изданном в 1630 г. в Амстердаме атласе Меркатора Atlas minor. Название самой Кокнесе впервые появляется на карте Ливонии И. Портантиуса из атласа А. Ортелия “Theatrum orbis terrarum” первое издание которой вышло в 1576 г., где оно обозначено как Kakenhauzen. Кстати, под этим названием указаны два значка крепости друг напротив друга на разных берегах Даугавы, - но вряд ли Кокнесе когда-то существовало на обоих берегах реки, скорее, там просто было пропущено название Алтенского замка! Латвийский город Кокенхауз на карте Меркатора отмечен в 1595 г. на карте Литвы из атласа “Atlas sive Cosmographicae meditationes”, изданного в Дуйсбурге. На карте Курземе, Земгале и Жемайтии Н. Сансон д’Аббевиля 1659 г. из его атласа, изданного в Париже в 1664-67 гг., есть очередная версия названия городка: Kochenhaus.

Если бы название “Кокна” относилось к ливскому словесному образованию, то слово Kokenaiz переводилось бы как “Место Кокны”, или место возле Кокны. Русские называли его Куконос, в немецких документах оно называется Кукенойс, Коцанойс, Кокенхузен, Кокенус. Хронист Генрих Латвийский пишет его как Kukonoys, исходя из диалекта латгалов того времени. На современном латгальском диалекте упомянутое слово звучит Kuknojs, почти так же, как в хронике. По преданию, это место получило свое название от Кокнесиса - владельца деревянного замка Кокнесе, стоявшего на берегу Даугавы недалеко от устья Персе. Согласно другому преданию, замок Кокнесе был основан другом Лачплесиса богатырем Кокнесисом. В эпосе “Лачплесис” Андрея Пумпурса мы читаем следующее: “Люди зовут меня Кокнесис,/ И здесь я считаюсь сильнейшим,/ Бревна таскаю для крепости я/ Из близрастущего леса./ Рою я рвы, насыпаю валы,/ Бревенчатый тын воздвигаю,/ Так как убежище надобно нам/ От всяких бед и напастей...” (Пер. Владимира Державина.)

К моменту появления немцев в XII в. крепость Кокнесе и ее жители находились в зависимости от полоцкого князя. В ту эпоху Кокнесе - оживленный торговый центр с обширными поселениями вокруг крепостного холма. Согласно немецкой хронике Генриха Латвийского, Кокнесе и Ерсика - столицы удельных княжеств, старейшие в Ливонии. Они управляли своими владениями, собирали дань с местного населения, правили среди них суд, помогали Полоцку оборонять свои западные рубежи.

В Рифмованной хронике встречается высказывание о битве под Кокнесе, которая якобы произошла между немцами и Каупо еще во времена епископа Бертольда (1197-98): “В его [Бертольда] время у христиан было сражение с литовцами, рядом с которыми русские стояли; христианам трудно приходилось. Под Кокнесе на поле битвы, где конец нашли враг и друг: три сотни христиан там пали и язычники друг подле друга на этом поле смерти полегли, которое стало красным от крови. Там Каупо был ранен; но жизнь еще дарована была ему, он лишь только домой вернулся, там и умер в своих мучениях.” Кстати, этот же эпизод описывается и в хронике Бальтазара Руссова, где Каупо именуется “Кобис”. Историки подвергают сомнению эту информацию: вряд ли такая битва могла состояться в те времена, когда позиции немецкой колонии в долине Даугавы были еще очень слабы. Да и упомянутый в хронике факт смерти Каупо также не соответствует действительности - он пал в битве в Эстонии двадцатью годами позже, в 1217 г.

В письменных источниках деревянный замок Кокнесе упоминаются уже около 1200 г. Построенный здесь замок являлся организационным центром феодального княжества для общей борьбы латышей, ливов и русских против немцев. Но в хронике Генриха Латвийского Кокнесе впервые упоминается только в 1205 г. (на четвертый год существования Риги). Хронист называет Кокнесе русским замком (castrum Ruthenicum) и упоминает в качестве тамошнего “короля” (rex) некоего Ветсеке. Нельзя сказать, что у этого правителя Кокнесе была счастливая судьба как в жизни, так и в истории. История даже не сохранила его подлинного имени. Называемый в немецких хрониках Весцеке, Ветсеке, Весцека, в Новгородской летописи он именуется Вячко. А изданный в 1931 г. путеводитель Б. Лиепиньша “Vadonis pa Koknesi” называет его даже русским князем Вячеславом Борисовичем (!) - хотя происхождение князя пока точно не доказано (считается, что он был ливом или латгалом).

Некоторые историки полагают в нем родственника полоцкого князя, т.е. русского. По последней версии, он происходит из латгалов, как и Висвалдис Ерсикский. Однозначно лишь то, что в качестве данника он подчинялся Владимиру - князю Полоцкому и являлся православным. Известно также, что в замке подвизался священником диакон по имени Стефан и находился русский гарнизон. Это заставляет также предполагать наличие в городке Кокнесе русского торгового двора, который и охраняли эти воины. Кстати, указанный диакон был послом Полоцкого князя Владимира на встрече с Альбертом, епископом Рижским, 30 мая 1206 г. у реки Огре (которая достаточно подробно освещена в хронике Генриха Латвийского).

Историк А. Швабе по этому русскому вопросу писал следующее: “Кроме Ерсики, русским (А.Ш. подчеркивает это курсивом!) был еще второй замок - в Кокнесе, где управлял Староста (Vecakais у А.Ш.). С помощью обоих этих замков русские держали в подчинении латгалов и подступы к Даугаве. Ерсикский гауптман (pilskungs) Висвалдис и староста (на этот раз без большой буквы в начале слова у А.Ш.) Кокнесского замка были только наместниками в Латгалии, потому что истинным хозяином земли был Вальдемар в Полоцке. Ливы, селы и латгалы являлись подданными этого князя и платили ему подати. В его власти было крестить латгалов или оставить их некрещеными, взыскивать с них налоги или отменять последние. В Ерсике имелось множество православных церквей с колоколами и иконами и в Кокнесе жил какой-то русский дьякон.” Кстати, в свете сказанного А. Швабе можно заметить, что он не упоминает имени правителя Кокнесе: возможно, что все толкования имени Вячко, Весцека и пр. - беспочвенны и есть всего лишь искаженное латышское Vecakais, означающее слово из смыслового ряда типа: староста, старший, старейшина.

О первоначальных взаимоотношениях владетелей Кокнесе с епископом Альбертом говорит в своем многотомном труде “История государства Российского” Н.М. Карамзин: “Россияне назывались господами Ливонии, имели даже крепость на Двине, Кокенойс (ныне Кокенхузен); однако ж, собирая дань с жителей, не препятствовали Альбергу волею и неволею крестить идолопоклонников. Сей хитрый Епископ от времени до времени дарил Князя Полоцкого, Владимира, уверяя его, что Немцы думают единственно о распространении истинной Веры. Но Альберт говорил, как Христианин, а действовал, как Политик: умножал число воинов, строил крепости, хотел и духовного и мирского господства.” Летом 1205 г. крестоносцы под предводительством епископа Альберта столкнулись с ливами из Икшкиле: последовало разрушение города Лиелварде (уже 4 года как отданного во владение некоему рыцарю Баннерову) и сожжение ливских замков Айзкраукле и Лиелварде. Чтобы сохранить мир в своих землях, Вячко отправился на корабле вниз по Даугаве в Айзкраукле и был вынужден заключить мир с человеком, которого он ненавидел больше всех на свете - Альбертом, епископом Рижским.

Вторжение крестоносцев препятствовало свободной торговле и политическим интересам Полоцка, поэтому в 1206 г. полоцкий князь Владимир организовал поход против вторгшихся в страну захватчиков. Весной он с войсками отправился вниз по Даугаве и расположился в замке Кокнесе. 30 мая у речки Вогене (Огре) состоялось совещание с ливами и латгалами о совместных действиях против крестоносцев (куда были приглашены и представители Рижского епископа, но они не явились). Участники совещания приняли решение напасть на Саласпилс и Ригу, но предпринятый поход оказался неудачным.

Летом 1207 г., когда из Германии в Ригу прибыла новая большая группа крестоносцев, Вячко счел разумным (в связи с участием в неудачном походе князя Владимира) прибыть в Ригу к епископу - якобы просить помощи против нападений литовцев, за что от него, “закрыв глаза на прошлые прегрешения”, потребовали половину его замка и земель. Летом того же года немецкие рыцари нарушили заключенный договор. Вассал епископа в Лиелварде рыцарь Баннеров, назвав в качестве причины различные несогласия (думается, по вопросам границ), ночью неожиданно вторгся в Кокнесский замок и взял в плен Вячко с его семьей и дружиной, собрал все замковое имущество, и сообщил о произошедшем епископу. Епископ Альберт осудил его действия, приказал освободить Вячко и вернуть правителю Кокнесе его замок и собственность, а затем пригласил Вячко в Ригу, одарил лошадьми и дорогой одеждой и после совместно отпразднованной Пасхи отпустил в Кокнесе.

Вячко дали с собой “двадцать деятельных мужей с оружием и лошадьми, рыцарей и арбалетчиков, а также каменщиков, чтобы укрепить замок” (попросту начать строить для немцев каменный замок). Зная, что епископ Альберт готовится отправиться в Германию, и через какое-то время убедившись, что он уже отбыл, Вячко со своими людьми напал на немцев, когда те в замковом рву ломали скалы и были без брони и оружия. 17 оказались убитыми, а троим удалось убежать и добраться до Риги. В это время епископа Альберта и крестоносцев (числом более 300 человек), которые отслужили свой год и собирались вернуться на родину, встречный ветер надолго задержал в устье Даугавы. Услышав о случившемся, епископ приказал крестоносцам вернуться в Ригу, чтобы затем отправиться в Кокнесе. После разгрома и пленения войск Вячко в 1208 г. немцы их как христиан отпустили на свободу, но Вячко, не осмелившись снова принять бой с намного превосходящими силами противника, сжег замок и отправился на Русь, чтобы, как говорит хронист, никогда не возвращаться в свои земли.

Хотя крестоносцы уже возвели деревянный замок, явившийся в 1209 г. в Кокнесе епископ приказал на месте сожженного по его приказу “языческого городища” возводить каменный христианский замок, “твердыню веры”, и замок был перестроен из доломита и валунов. Ему предстояло быть, по слову хрониста, "сильно могучим". Альберт оставил в замке гарнизон и половину замка отдал Рудольфу из Ерихова, назначив того управителем замка и окружающей местности. Треть земель Вячко досталась Ордену меченосцев. Кокнесский замок был достроен еще только до половины, когда на него весной 1210 г. напали литовцы, но хотя в замке оставался только Рудольф из Ерихова с небольшим гарнизоном, не смогли его взять.

Летом 1213 г. окрестные жители сбежались в Кокнесе и другие укрепленные места и тем спасли свою жизнь от литовцев. Литовцы переправились через Даугаву, разграбили обширную местность, достигли Трикаты, где взяли в плен Талибалдса, старейшину этого округа, и его сына Варибулса. На обратном пути в Литву Талибалдс бежал и, по слову хрониста, “десять дней хлеба не евши, радостный возвратился на родину”. Хронист повествует об интересном событии, случившемся перед этим походом: “Но литовцы, не соблюдая заключенного с немцами мира, пришли к Даугаве, призвали несколько человек из Кокнесского замка и бросили копье в Даугаву, отзывая мир”. По мнению А. Швабе, таким образом формально объявлялась война. Аналогичным образом объявляли войну древние римляне (по римскому историку I в. Титу Ливию).

Вооруженные конфликты случались часто. В хронике отмечено: “Кокнесские рыцари вместе с местными леттами не раз грабили селов и литовцев, разоряя их села и приграничье, иных убивая, иных беря в плен и, подстерегая на дороге, причиняли им большой ущерб”. В 1225 г. русские войска еще раз напали на эту местность и после этого больше не появлялись здесь. Поэтому ошибочно утверждение некоторых историков, что жители окрестностей Кокнесе - это облатышенные потомки полоцких русских, хотя русские играли роль в жизни Кокнесе и позже. Сохранился документ от 13 июля 1277 г., в котором рижский архиепископ Иоанн выделяет городу Кокнесе земельные участки для сенокоса, где, среди прочего, упоминается земля Рутзекина, человека русского происхождения. В рижской Долговой книге, из которой сохранились записи за 1286-1352 гг., упоминаются русские купцы из Кокнесе. В 1300 г. отмечен торговец воском Johannes Creys de Kokenhusen, что, по мнению А. Цауне, следует переводить как “Янис Криевс из Кокнесе”. Здесь же многократно упомянут некий Плуцеке из Кокнесе.

В 1212 или 1214 г. управляющим замком был назначен рыцарь Мейнард. В 1213 г. Орден меченосцев обменял свою треть Кокнесе на Аутине и окончательно ушел из Кокнесе, которое стало полностью епископским владением. В начале того же года через Кокнесе с согласия рыцарей прошли литовские налетчики по пути в Эстонию. Они вторглись в Сакалу, захватили большую добычу, но ради безопасности вернулись другим путем. Немцы упрекнули литовцев в том, что те грабили в Сакале, которая уже была подчинена епископу. Здесь хронист отмечает: “Однако литовцы ответили - и это была правда, - что эстонцы до сих пор ходят, задрав нос, и не слушают ни немцев, ни других народов”. В конце 1214 г. кокнесские рыцари снова разграбили Ерсику. Генрих Латвийский называет имена предводителей этого похода: Мейнард, Иоганнес и Иордан.

После гибели Мейнарда епископ отдал Кокнесе Теодориху, прозванному Кокнесским Дитрихом (Dietrich von Kukenois), одному из наиболее воинственных и удачливых своих вассалов. Вместе с другими немцами он воевал против русского Новгородского княжества, где Кокнесский немецко-латышский отряд в бою заслужил особую похвалу. Хроника Генриха рассказывает, что в 1218 г. Дитрих вместе с жителями Кокнесе участвовал в большом походе против Ревеля. В то время гарнизон Кокнесского замка состоял из 74 немцев и 15 крещеных латышей. Неожиданно получив сведения о находящихся поблизости русских, эти воины направились им навстречу и после сражения вблизи Эмайыги с превосходящим по силе противником заставили его отступить. Затем в 1219 г. жители Кокнесе, заключив союз с другими, отправились на Русь и разорили обширную область вокруг Пскова. В том же году псковичи, объединившись с литовцами, напали на Кокнесе. Гарнизон замка и местные жители напали на литовцев в лесу, перебили их и после этого с подошедшими жителями края напали на псковичей и изгнали их.

Подобные взаимные грабительские набеги продолжались и в последующие годы. В начале зимы 1221 г. Кокнесский Теодорих со своими людьми напал на литовцев, которые в качестве союзников русских возвращались из Пскова, уничтожили их почти всех и взяли богатую добычу. Зимой они вторглись на Русь и захватили много добычи. То же происходило и позднее. Например, хронист Кельх говорит, что рыцари еще в 1226 г. победив россиян близ Кокенгузена, убили их 3000; но это сражение было, по мнению Н.М. Карамзина, не с россиянами, а с литовцами и курляндцами. Большая часть воинов, бывших с крестоносцами, являлись местными жителями. По мнению Хагемейстара, Теодорих женился на Софии, дочери Всеслава, правителя Эргли. Теодориху принадлежали также владения у оз. Лубанс, поскольку ему была отдана в лен Варкская земля (впоследствии Варакляны). Судя по всему, кокнесские Дитрихи были неравнодушны к имени София: сын этого рыцаря женился на Софии, дочери кокнесского Вячко (как все-таки складывается по-разному судьба отца и дочери!), и земли епископа пополнились приданым Софии - бассейном р. Айвиексте между Даугавой и оз. Лубанс. Согласно документам, Софии имела владения и в Германии. 22 августа 1254 г. графы Гольштейнские Иоганн и Герхард отдали в ленное владение, но нам неизвестно, за какие заслуги, Софии-правительнице Кокнесе владения в Германии. Эти владения то ли принадлежали ранее Бернарду из Хойи, то ли София потом сдавала эти земли ему в аренду от своего имени.

Во второй половине XIII в., после смерти рыцаря Дитриха-младшего из Кокнесе, его предприимчивая вдова София вышла замуж второй раз - за Ханса фон Тизенхаузена, представителя рода, который через некоторое время стал одним из четырех наиболее могущественных дворянских родов Ливонии. Кокнесские Тизенхаузены построили в своем округе несколько каменных замков: Эргли, Берзауне, Калснаву и Тирзу. Роду Тизенхаузенов Кокнесе принадлежало до 1395 г. (хотя и в 1539 г. упоминалось, что Иоганну Тизенхаузену принадлежит дом в городе Кокнесе). В 1541 г. Крист. Валмесс продал Тизенхаузену дом в городе.

Тизенхаузены постоянно враждовали с архиепископом, и в пору особенно жестоких распрей между Орденом и архиепископом Иоанном II (1286-1294) и орденским магистром Хальтом они получили возможность повлиять на своего сюзерена. В 1292 г. вассалы архиепископа во главе с Хансом Тизенхаузеном по наущению магистра заманили его в Кокнесе и заточили в мокрый подвал замка, вымогая деньги. Через две недели (невероятная по тем временам скорость!) пришла булла из Рима от папы Целестина V об отлучении раба Божьего Ханса Тизенхаузена от Церкви. Так ничего и не добившись, ему пришлось с извинениями отпустить архиепископа. Хотя архиепископа Иоанна II освободили, но спустя недолгое время у магистра Ордена Готфрида фон Рогге снова начались разногласия с преемником Иоанна II - архиепископом Иоанном III (1295-1300). Этого архиепископа также обманом заключили в тюрьму в 1298 г. и таскали между Турайдой и Кокнесе, пока он не уступил требованиям магистра.

В войне между Орденом и городом Ригой после первоначальных неудач победил Орден. Иоанн III однако все же оставил Кокнесе за собой. В 1397 г. произошло соглашение с вассалами - архиепископ полностью вернул Кокнесе и создал там свое фогтство, а окружающие земли оставили за собой вассалы, в основном Тизенхаузены. Сыновья мятежного Ханса Тизенхаузена были помилованы в 1342 г. Как сообщает К. Левис оф Менар: “Кокнесе единственный раз было сдано в лен господам фон Тизенхаузен [лишь] до второй половины XIV в.”

Немцы основали возле замка новый город между Персе и Даугавой. Он был укреплен с трех сторон валами, а с четвертой стороны тесно примыкал к форбургу. Сформировавшийся вокруг замка городок Кокнесе был архиепископским городом на особом положении (таких в Ливонии насчитывалось всего четыре - Рига, Лимбажи, Кокнесе и Страупе). Кокнесе являлся старейшим из них (unser kerken stadt Kokenhuszen, Kackenhausen): 13 июля 1277 г. архиепископ Иоанн I (1273-1284) присвоил ему права города и определил границы, раздавая гражданам Кокнесе земельные участки из владений архиепископа. Он же впервые упоминает городские стены - значит, уже в XIII в. город был опоясан стеной. О статусе города напоминает городская печать 1469 г., где изображены сложенные андреевским крестом епископский жезл с кривым концом и ключ над ладьей с надписью: Civitatis in Cokenhusen Sigillum. Под управлением кокнесских лейманов находился весь обширный округ Кокнесе. К нему принадлежали Кокнесе, Берзауне, Вестиена, Эргли, Виесиене, Бебри, Лиепкалне, Стукмани, Алтене и Лобе (ныне Вискали).

Фридрих Пернштейн, единственный Рижский архиепископ, бывший францисканским монахом (1304-41), внушал страх Ордену. Из-за гражданской войны в Ливонии он в 1307 г. покинул Ригу и поселился при папском дворе в Авиньоне, откуда всего два раза - в 1311 и 1325 г. - приезжал в Ливонию. Пользуясь влиянием при папском дворе и немалыми средствами, он назначил следствие, и из Рима выехали монахи-францисканцы для проведения расследования. По заданию папы Климента V следователь Франциск Молиано разбирал изложенные архиепископом Фридрихом и городом Ригой в 230 статьях жалобы на Ливонский орден. В Кокнесском замке установили столы и с февраля по июль 1312 г. были допрошены 24 рыцаря Ордена, обвиняемые в превышении власти, шантаже и грабежах, неуважении к духовной власти. Главным свидетелем был францисканский монах Генрих из Кокнесе. Номинально Орден считался в подчинении у архиепископа, и потому не мог посягать на жизнь и свободу своего сюзерена. Поэтому рыцарей признали виновными и Орден подвергли штрафу в пользу церкви.

10 мая 1350 г. архиепископ Фромхолд отдал городу Кокнесе в ленное владение участок земли у р. Персе, чтобы город мог уплатить налоги на ведение войны, наложенные магистром Ордена. За полученный лен бургомистр Кокнесе должен был принести архиепископу клятву вассальной верности; кроме бургомистра, в Кокнесе имелись магистрат и ратманы. За городскими стенами, имевшими двое ворот, находились городские пастбища, а на западе возвышался замок Кокнесе, в котором в 1444 г. имел резиденцию фогт Кокнесе. В землях архиепископа насчитывалось 2 фогтства - Кокнесское (латышский край) и Турайдское (ливский край). В XIV в. Кокнесе как оживленный торговый центр на берегу Даугавы приняли в Ганзейский союз немецких городов, (основанный в 1241 г. и возглавляемый городом Любеком), в который объединились более 90 городов от Амстердама до Ревеля (Таллина), а также города на суше. Кокнесе участвовало в войне Ганзы против Дании в 1368-1370 гг., уплатив свою долю на расходы - 7 1/2 рижских фунтов серебром (7,5 рижских марок серебром (на нынешние деньги, по мнению некоторых историков, это составляло около 210 латов)) для содержания трех кораблей и ста воинов.

Осенью 1413 и зимой 1414 г. через Кокнесе в поисках достойной его “военной работы” проезжал некий родившийся во Фландрии рыцарь-авантюрист Жильбер де Ланнуа (1386-1462). Он оставил свои путевые заметки о путешествии из Сигулды в Кокнесе на санях, где кратко упоминает Кокнесе как укрепленный город с замком, принадлежащим рижскому архиепископу (это-де последнее из латвийских населенных мест на литовских рубежах).

В 1420 г. Кокнесе стала летней столицей Рижского архиепископства: в теплое время года здесь размещалась резиденция Рижского архиепископа с Троицына дня по Михайлов день (29 сентября). Он прибывал в Кокнесе после Троицы из Лимбажи, где проживал со Дня свечей, проводил лето, а затем переезжал в Рауну (в действительности же этот порядок соблюдался далеко не всегда). За ним следовал двор - 800-900 человек (также данные И. Штерна) с большим числом воинов и множеством вассалов, которые жили вдоль Даугавы, Айвиексте и на Видземской возвышенности. В 1424 г. папа Мартин V принципиально, вопреки желанию Ордена, назначил архиепископом Хеннинга Шарпенберга. Тот сделал Кокнесе наиболее укрепленным замком в Ливонии, лично руководя земляными и строительными работами. С западной стороны Кокнесского замка Шарпенберг приказал построить башню, называемую “Длинный Хеннинг”.

Во время т.н. “войны попов” (Pfaffen-Krieg) между рижским архиепископом и магистром Ливонского ордена, магистр фон дер Борх, захватив Кокнесский замок, назначил туда фогта. По Левис оф Менару: “В 1479-1480 гг., возможно, до 1485 г., туда был назначен ландфогт Андреас фон Розен.” Наверняка памятуя о событиях 1298 г. (когда магистр Ордена Хальт держал в тюрьме архиепископа Иоанна III), фон дер Борх приказал заключить архиепископа Сильвестра Стодевешера в башне Кокнесского замка, а каноников домского капитула развести по одному в тюрьмы отдельных замков. Один из них, Хоэнберг, убежал из Кокнесе, чтобы подать в Рим весть о том, что произошло, но по пути в Литву был взят в плен и отправлен в Ригу, где его осудили на смерть и четвертовали. 9 апреля магистр сообщил своему начальству, великому магистру Тевтонского ордена Мартину Трухзесу фон Ветцхаузену, что архиепископ Сильвестр взят в плен и не будет отпущен на волю. Так и произошло. Архиепископ умер в тюрьме Кокнесе 12 июля 1479 г. Трудно сказать, наступила ли его смерть от старости и условий заключения, или же он действительно был отравлен, как утверждают некоторые историки.

После смерти Стодевешера магистр Борх попытался путем интриг сделать архиепископом Рижским своего брата Симона, но папа Сикст IV этого не одобрил и в булле от 19 августа (которая для Ордена была как гром с ясного неба), вынес наистрожайший выговор Симону, отлучил обоих Борхов вместе с их друзьями, наложил интердикт на всю область Кокнесе, признал недействительным акт Домского капитула об избрании Симона и в следующем году назначил архиепископом Рижским Стефана Грубе. Новый архиепископ вместе с рижанами в 1481 г. отнял Кокнесе у магистра Борха и разорил области Ордена до Малпилса и Скуене.

15 июня 1484 г. магистрат Риги послал командира своих войск с 400 всадниками в Кокнесский замок, передавая его в распоряжение пробста. Однако в итоге Кокнесе осталось за Орденом, а его владения за церковью. В 1486 г. орденский магистр Фрейтаг фон Лорингхофен вернул замок Кокнесе архиепископу Хильдебранду. 21 февраля 1481 г. русские вторглись в Ливонию объединенными силами Пскова и Новгорода и, среди прочих, стремительно разграбили Кокнесский замок (через 4 недели русские вернулись в свои земли).

Когда в Риге победила Реформация, в 1523 г. распоряжением магистрата у доминиканцев отняли монастырь и церковь Яня. Кельх в своей хронике рассказывает, что доминиканцы, изгнанные лютеранами, вместе с другими монахами в Страстную Пятницу 1523 г. торжественным шествием с мрачным видом мучеников-христотерпцев длинной черной вереницей покинули Ригу и отправились к архиепископу Ясперу в Кокнесе, найдя себе там временное убежище. По некоторым данным, в замке Кокнесе какое-то время проживали первые проповедники лютеранства Андреас Кнопкен (в 1521 г.) и Сильвестр Тегетмайер (в 1524 г.). После оттъезда этих пасторов замок принял их последователей - Бернарда (Беренда) Бругмана (одного из первых пасторов, обучавшихся во Франкфуртском университете) и Пауля Блохагана, которые по разрешению Шеслера, ректора воскресной школы в Кокнесе, преподавали там. Однако вскоре Бругмана, как и других лютеран изгнали из Кокнесе по приказу архиепископа Иоанна VII Бланкенфелда, но тотчас же с радостью в том же 1524 г. жители Цесиса призвали Бругмана к себе. За преследование лютеран Бланкенфелд был заключен в темницу, как и его два предшественника, носящие то же имя, пока его не освободили по решению ландтага в Руйиене. Его преемник, архиепископ Томас Шеннинг перенес резиденцию архиепископов в Кокнесе, и там же спустя несколько лет умер 11 августа 1539 г.

Предпоследние два ливонских архиепископа (Томас Шеннинг и Вильгельм (маркграф Бранденбург-Кульмбах-Гогенцоллерн)) с 1530 по 1547 гг. в Кокнесе приказали (как выражается Л. оф Менар, “единственно назло ордену”) чеканить особые, самостоятельные церковные деньги без знаков ордена, только с гербом рижского архиепископа. Польский король Сигизмунд II решил назначить в помощь архиепископу Вильгельму (на должность коадъютора) Кристофа, брата князя Иоганна-Альбрехта Мекленбургского. Когда Кристоф в ноябре 1555 г. посетил Кокнесе, этому не обрадовались здешние лютеране. Для признания прав коадъютора на Валмиерском ландтаге 1556 г. в марте было выставлено всего 21 условие. Между ними были следующие: коадьютор не должен жениться(!), чтобы владения архиепископа (архидиоцез) не вышли из состава будущего герцогства; архиепископ не должен объединять в своих руках несколько диоцезов; не должен присоединяться к Польше; не должен именоваться “Главой Ливонии”. Понятно, что архиепископ Вильгельм на таких условиях не желал принимать себе помощника, еще и потому, что Кристоф приходился ему родственником. Отказ архиепископа от этих условий дал Ордену повод начать против него военные действия. Архиепископ вместе с Кристофом 30 июня 1556 г. были взяты в плен и отправлены в тюрьму Гауйенского замка. Именно во время этой “коадъюторской войны”, принято считать, что сгорел весь основной архив архиепископов, находящийся в замке Кокнесе, все приходно-расходные книги и другие документы. С 1556 по 1557 г. фогтом Кокнесского замка был некий Франц фон Липперхайде (по К. Левис оф Менару).

В Вильнюсе 31 августа 1559 г. был заключен оборонный договор, который подписали Готард Кетлер и польский канцлер Николай Радзивилл; согласно договору Польша предоставляла Ливонскому ордену войско для борьбы с Русью. В качестве платы за помощь Ливонский орден должен был временно передать Польше несколько приграничных областей и крепостей. Было заложено несколько замков, в том числе Кокнесе, куда поляки пришли уже осенью того же года. В 1561 г. архиепископ Вильгельм Бранденбургский в обмен на Кокнесе получил от поляков крепость в Бауске. Магистр Ордена Готард Кетлер 28 ноября 1561 г. заключил новый договор с Польшей, по которому территории, соответствующие нынешним Южной Эстонии, Видземе и Латгале доставались Польше, а Кетлер становился герцогом Курземе и Земгале, оставив за собой также управление Лифляндией. В результате этого договора 5 марта 1562 г. был упразднен Ливонский орден и его глава Готард Кетлер стал герцогом Курземе и Земгале. Однако в 1566 г. именно в Кокнесском замке состоялся ландтаг, признавший свободу вероисповедания, использование немецкого языка в учреждениях и т. д.; герцог Готард Кетлер был вынужден отказаться от управления Лифляндией и впредь обходиться одним Курляндским герцогством.

В 1577 г. в Ливонию снова (первый раз это произошло в 1558 г.) вторгся русский царь Иван Грозный. Жители Видземе в паническом страхе от него задумали искать защиты в лице Ливонского “короля”, датского герцога Магнуса, и в своем неведении также задумали ему сдаться, отозвавшись на его призыв от 24 августа покориться ему как “законному (избранному) королю Ливонии”. Рассчитывая на то, что Магнус был близким родственником царя (через женитьбу), то жители Кокнесе 22 (? - несостыковка в датах вызвана разными источниками сведений) августа 1577 г. доверчиво открыли ворота прибывшим русским полкам. Вот как описывает происшедшие в Кокнесе события русский историк Н.М. Карамзин: “[Иван Грозный] устремился к Кокенгузену; велел умертвить там 50 Немцев Магнусовой дружины [порубил их на куски] и всех жителей продать в неволю; …Послав Воевод своих в Ашераден, Ленвард, Шваненбург, Тирсен, Пебальге, Царь два дня отдыхал в Кокенгузене, где, любя прения Богословские, мирно беседовал с главным Пастором о Вере Евангелической, но едва было не предал его казни за нескромное сравнение Лютера с Апостолом Павлом.”

Уже в следующем, 1578 г., поляки отвоевали Кокнесе обратно. С 1597 г. сохранилось несколько жалоб, поданных гражданами Кокнесе на произвол унтер-гауптмана (помощника коменданта замка) Яна Казиновского. Он приказал порубить лодки граждан, на которых те переправлялись через Даугаву, отнял у некоторых граждан лошадей, у других сплавной лес, у иных разное имущество, сжег в печи для обжига извести дом некоего гражданина, без причины избивал, порол и арестовывал граждан. Казиновский в городе строит дом, а камень недозволенно берет из валов и соседних владений. Полякам все дозволено, поэтому он защищает жуликов, которые грабят дома и клети граждан.

В 1601 г. войска герцога Карла Седерманландского, претендента на шведский престол, окружили Кокнесский замок и город. 23 марта они заняли город, на второй день - форбург, причем шведы перебили всех пленных польских воинов, но все же не смогли взять замок. Отвоевание Кокнесского замка было изображено на гравюре на меди работы Дж. Лауро. Там виден захваченный поляками замок, завоеванный шведами город и лагеря Радзивилла, Монвида и Дейнхофа вокруг города. Это одна из известных семи ливонских гравюр, которые заказал граверу Джакомо Лауро великий канцлер Замойский после того, как польско- литовское войско отобрало Кокнесе у шведов 24 июня 1601 г. после 4-месячной осады. Используя халатность шведских генералов, поляки за несколько недель вернули все, завоеванное шведами. Но бои еще продолжались с переменным успехом, так что снова тяжело пострадали местные жители - в стране начался голод. Так, в одном осажденном Кокнесском замке одна мышь стоила два польских гроша. Даже снятие осады не принесло облегчения - сырое лето 1601 г. погубило весь урожай. Что еще оставалось, то отбирали солдаты. Следующие годы также были неурожайными. К свирепствующему голоду присоединилась чума, которая в те годы бушевала также в Швеции, Польше и России.

18 сентября в Кокнесе прибыл польский полководец Замойский, в конце месяца - сам король Сигизмунд III, который воспользовался удобным случаем, чтобы поохотиться в окрестных лесах. 5 августа 1608 г. шведские войска снова заняли Кокнесе и перебили польский гарнизон. 28 октября поляки вернули город и убили всех шведов. В 1609 г. шведы оставили последние опорные пункты и отбыли из Ливонии. Спустя 12 лет шведы снова вернулись под стены Кокнесе во главе с сыном и преемником Карла IX - Густавом II Адольфом. Победив сперва датчан и русских, король Густав-Адольф начал войну с Польшей. 11 августа 1621 г. шведский флот вошел в Даугаву и окружил Ригу. Часть войск отправилась в Кокнесе, где одолела польского полководца Сапегу 27 августа 1621 г. Было это так: в июле 1625 г. шведское войско под командованием короля Густава-Адольфа снова подошло к Кокнесе, осадив ее. После 16-дневного обстрела полякам пришлось сдаться, но они выговорили себе свободное отступление на Даугавпилс. Последними оставили замок польские священники, которые подвели под своды замка горящий фитиль к 36 бочкам пороха. Через несколько минут замок с королем и его спутниками взлетел бы на воздух, но кто-то из солдат вовремя предотвратил грозившую опасность.

После заключения мирного договора шведы устроили в Кокнесе для всей обширной окрестности один из трех видземских судов (pilstiesa - замковый суд) и земельный суд. Для укрепления обороны шведами было построено в Видземе множество крепостей с постоянным гарнизоном: в том числе два шанца в Кокнесе и Айвиексте, т.к. старый орденский замок уже не удовлетворял новым методам ведения войны. Королева Кристина Шведская в 1650 г. еще раз подтвердила привилегии Кокнесе, чтобы поспособствовать восстановлению города после военных разрух. В 1640 и 1643 гг. королева подарила большую часть Кокнесе Генриху Струбергу, впоследствии Круншерну (Cronstiern), который учредил здесь имение. На одном плане 1641 г. на месте более позднего Нового замка уже есть отметка - усадьба Круншерна.

В 1656 г. царь Алексей Михайлович, хотя и прозванный “тишайшим”, тем не менее вторгся в Лифляндию. 13 августа 1656 г. 2500 солдат на 1400 лодках и стругах с боеприпасами и продовольствием подошли по Даугаве к Кокнесе, захватили замок и город, уничтожив шведский гарнизон. Солдаты не щадили ни старого, ни малого и безжалостно перебили не только гарнизон, но и всех жителей вместе с пастором Кноблохом. Царь сообщал семье в Москву, что захватил сильную крепость, назвав ее “сыном Смоленска” и “младшим братом Кремля”. Поскольку царю не удалось захватить Ригу и получить выход на Балтику, то Кокнесе казалось выгодным центром “русской Ливонии”, которая должна была стать главной базой снабжения русской армии и важным опорным пунктом в Прибалтике. Поэтому и пушки, предусмотренные для взятия Риги, царь приказал доставить по Даугаве в Кокнесе.

Сразу же после взятия Кокнесе в начале октября русское правительство назначило туда воеводой А.Л. Ордин-Нащокина, способного дипломата и организатора, который прежде всего переименовал Кокнесе в Царевич-Дмитриев (у Н.И. Костомарова - Царевичев-Дмитриев, по др. версиям - Димитровка). Не теряя надежды завоевать Ригу, Нащокин решил сделать Кокнесе мощной военной базой. Он жаловался царю, что из навербованных в Кокнесе 700 солдат вряд ли даже 100 будут годны к строевой службе, поскольку помещики стараются сдавать в солдаты мало пригодных и слабых крестьян (этого добивались подкупом вербовщиков). В то время Лифляндия являлась житницей Швеции и славилась своим хлебом. С покорением русскими Кокнесе весь собираемый в Лифляндии хлеб стали увозить в русские города. Было немало и других товаров, которые Ордин-Нащокин (с 1656 по 1660 гг.) через Лудзу и Резекне пытался повернуть на Кокнесе. Он считал, что водный путь по Даугаве может принести большую прибыль, поэтому развернул в Кокнесе судостроение. На берегу Даугавы и на Криевкалнсе были построены склады. Когда русским пришлось оставить Кокнесе, большой речной флот подвергли уничтожению. При Нащокине в Кокнесе также чеканились деньги: в 1660 г. Монетный двор получил заказ на чеканку медной монеты на 900 тыс. рублей. До конца года было отчеканено примерно на 100 тыс. рублей, поскольку работе чинили всяческие препятствия.

21 июня 1661 г., после заключения мира, русским пришлось оставить Кокнесе. Известно, что в 1676 г. комендантом Кокнесской крепости был Иоганн Стефен. Одним из первых, кто служил в нынешней Кокнесской лютеранской церкви, построенной в готическом стиле (фундамент заложен в 1687 г.), был Эрнст Глюк (1682 (87?)-1702), знаменитый алуксненский пастор, бывший в течение нескольких лет пробстом в Кокнесе. По его инициативе здесь основали приходскую школу, которую посещали 24 учащихся. Во время пребывания Глюка в Кокнесе генерал-суперинтендант Иоганн Фишер получил средства на перевод Библии, и пастор смог приступить к своей знаменитой работе, краткие минуты отдыха посвящая излюбленным прогулкам близ стен Кокнесского замка.

В 1700 г. началась Северная война между Россией и Швецией. Русских поддерживали также Польша и Саксония. Шведское правительство организовало силы сопротивления из местных жителей. Был создан Кокнесский батальон из 108 человек под командованием Вольдемара Тизенхаузена. Жители поддерживали этот отряд деньгами. Обычно давали по 1/2 талера, но некий Ираидс из Ратницени дал 15 талеров. Эта земельная милиция по инициативе генерал-губернатора Дальберга была организована из латышских крестьян - батраков. В каждом уезде был создан батальон, насчитывающий 300 крестьян. Их делили на 6 рот по 50 человек в каждой с местным помещиком как офицером во главе.

В сентябре 1700 г. объединенные польско-саксонские полки напали на Кокнесе и 7 октября (по др. сведениям - ноября) вынудили его сдаться. В Кокнесе остался всего один батальон под командованием саксонского полковника Адама-Генриха фон Боссе (Бозе). Позже туда прибыл еще один русский батальон. Именно эти события описаны в романе “На грани веков”: “Князь Репнин с обещанными [Петром I королю Августу] полками отправился из Новгорода в Лифляндию и двадцать первого июня [1701 г.] в Кокенгузене присоединился к саксонцам под командованием фельдмаршала Штейнава. Деньги прислали из Москвы, военные припасы из Смоленска.” Чтобы удержаться в занятой крепости, осенью 1700 и весной 1701 г. русские и саксонцы построили мощные земляные валы - шанцы вдоль церкви и городка и вдоль правого берега р. Персе до Атрадзе, а также скрытую дорогу из замка к Даугаве. Эти шанцы поныне можно увидеть в километре от Кокнесе. Однако при приближении шведов (после Спилвской битвы) саксонский и русский батальоны, возглавляемые Боссе, перешли по понтонному (по др. источникам - плотовому) мосту через Даугаву на курляндский берег. 25 июля 1701 г. по приказу полковника (выполнявшего приказ польского короля Августа) все укрепления Кокнесе были взорваны. С тех пор замок более не восстанавливался. Одновременно погибли и остатки городка на берегу Даугавы.

После войны Кокнесе переходило из рук в руки. В 1744 г. императрица Елизавета подарила ее графу Шувалову, который в 1751 г. продал его Герстенмейеру, а тот в 1772 г. - А. фон Байеру (Bayer). В 1780 г. Кокнесе купил К.-О. фон Левенштерн и в 1810 г. передал своему сыну. В собственности Левенштернов имение оставалось вплоть до аграрной реформы (Левенштернам принадлежало также одно из самых крупных поместий Лифляндии - Валмиермуйжа). После аграрной реформы неотчуждаемой частью имения Левенштернов стала Валмиермуйжа, а от Кокнесе пришлось отказаться.

После русско-шведской войны местность длительное время не подвергалась военной угрозе. Лишь спустя столетие, 8 июня 1812 г. прусские войска наполеоновской армии остановились на берегу Даугавы напротив Кокнесе. Прусские налетчики переправлялись через Даугаву и грабили окрестности Кокнесе. Из латышских крестьян формировались партизанские отряды, успешно боровшиеся с захватчиками. Наконец между обеими сторонами было заключено перемирие. Но некий лакей из имения Билстини под Кокнесе, был страстным охотником. Увидев, что по двору имения бежит заяц, он выстрелил в него. Пруссаки сочли это нарушением перемирия и начали обстреливать Билстини. Одна пуля осталась в стене столовой имения. Эту комнату владельцы имения до Первой мировой войны демонстрировали как “французскую комнату”. 6 декабря началось отступление войск Наполеона вдоль Кокнесе. Пастор Г.-Ф.Лининг-старший (1745-1822) оставил в церковных книгах немало записей об этом, об окрестностях Кокнесе, о землетрясении в Кокнесе и др.

В конце XIX в. владелец Кокнесе Отто фон Левенштерн построил себе другой замок - Кокнесский дворец, который в отличие от старых руин стали называть просто Новым замком. Архитектор Я. Зилгалвис в своих публикациях сообщает данные о том, что проект замка 1894 г. разработал рижский архитектор Карл Давид Нейбургер (1842-97), а воплотила в жизнь фирма “R. Hausermann”. После смерти Нейбургера было начато строительство дворца, которое до завершения довел архитектор В. Нейман, из-за чего здание не было завершено точно по проекту Нейбургера. Во время Первой мировой войны Кокнесе была разрушена, находясь в прифронтовой полосе. В 1915 г. к Даугаве подошли германские войска и все жители побережья были вынуждены покинуть свои дома и стать беженцами. Только остатки прорытых траншей еще напоминают об ужасах войны, пережитых Кокнесе. Поражает то, что немецкие гранаты, летевшие с другого берега Даугавы, не причинили особого вреда стенам и без того разрушенного замка. Но артиллерийскими снарядами был разрушен Новый замок. Этому зданию не повезло: после окончания войны его, в отличие от руин Старого замка, растащили на строительные материалы. Кстати, в интерьере Нового замка применялись каменные плитки, которые стали производить под влиянием раскопок античных мозаик в Помпеях.

1967 г. стал не менее горестным для Кокнесе: при строительстве Плявиньской ГЭС были затоплены большие площади. Потопили живописную и романтическую долину Даугавы, водопад на р. Персе, несколько городищ и развалин замков. Когда-то лодочникам Даугавы Кокнесский замок казался крепостью на вершине горы. В 1922 г. К. Левис оф Менар описывал замок так: “Кокнесе …находится между высоким правым берегом Даугавы и левым пологим берегом Персе у ее впадения в Даугаву. К западу, на оконечности мыса, возвышаются развалины архиепископского замка, к востоку от которого с 1684 г. под защитой замка образовался веерообразный в плане защищенный стенами, валами и рвами город Кокнесе.” Ныне, когда водохранилище Плявиньской ГЭС омывает его фундамент, замок скорее напоминает остров у берега Даугавы.

Как пишет Г. Бауманис: “…число туристов …вновь возросло перед затоплением долины Даугавы. Люди отправлялись словно в паломничество на Кокнесское городище, разрушенный водопад на Персе, разоренный Стабурагс и вырубленный Вигантский парк. Никто из нас не мог и догадаться, что столь священное для народа место кто-то позволит уничтожить. Это как бы подтверждало решение Совета Министров Латвийской ССР №219 от 24 апреля 1957 г., …призывающее к сохранению для будущих поколений важнейших природных объектов республики. …В [газете] “Literatūra un Māksla” 22 марта 1958 г. была опубликована статья Веры Кацены, где подверглось сомнению предусмотренное перегораживание Даугавы и польза от затопления прекрасной долины.” Невзирая на протесты специалистов и общественности было принято решение о строительстве каскада ГЭС на берегах Даугавы. В 60-70 гг. ХХ в. развернулись обширные исследовательские работы по археологическому изучению каменных замков, в частности, в зоне затопления Плявиньской ГЭС: замки в Кокнесе, Локстене, Селпилсе и Алтене.

В живописных руинах величественного Кокнесского замка историки искусства всегда усматривали характерный образец наиболее раннего периода развития монументальной архитектуры Прибалтики (начало XIII в.). Между тем сохранившиеся фрагменты замка, как оказалось, в значительной степени относятся ко времени его усовершенствования в связи с появлением огнестрельного оружия. До каменного замка здесь находилось деревянное городище, принадлежавшее, по всей вероятности, латгалам. Археологи полагают, что деревянный замок Кокнесе был очень укрепленным, представляя собой сложную систему оборонительных сооружений. Уже в 5-9 вв. началось насыпание высоких земляных валов вокруг городища, для укрепления которых использовали доломит и полевые камни. В итоге замок состоял из насыпных валов со сложными по конструкции срубными сооружениями на каменных основаниях, террасами, глубокими рвами; а к самому замку вел мощеный подъем. Оборонительные стены, были сложены из горизонтальных бревенчатых венцов, ритмично чередовавшихся с группами вертикально закрепленных столбов. Высокие сторожевые башни с четырехскатными кровлями, террасы, ступенчато спускающиеся по склону холма, придавали силуэту городища своеобразную суровую красоту. Через валы вел ход с укрепленными воротами, ширина которых была соразмерна проезжающим в замок телегам.

Археолог Э. Мугуревич подразделяет замки ливонского периода на 5 групп, из которых каменный замок в Кокнесе относит к третьей группе: замков, возведенных в местах, где существовали укрепления, построенные местным населением. По времени строительства Кокнесе относится к замкам, возведенным сразу же после завоевания немцами окрестных территорий. При строительстве каменного замка была соблюдена треугольная планировка древнего латгальского замка. При более близком осмотре можно увидеть, что немецким рыцарям здесь было очень выгодно обороняться от нападений. С южной стороны поднимается крутой берег Даугавы, с западной - столь же крутой берег Персе. Раньше Даугава протекала ближе к замку, однако теперь правый берег постепенно засорился.

Замок был построен как двухэтажное здание треугольного плана с пятью башнями. Основной замок и форбург были разделены оградительной канавой, глубина которой достигала 3 м. В конце XV - начале XVI вв. все застроенное Кокнесское городище состояло из 3 частей - собственно замка, форбурга и города. Сам замок на высоком обрыве у слияния Персе и Даугавы, занимал площадь 0,2 га. В западном углу замка было две башни для наблюдения за врагом и обзора окрестностей, более крупная из них называлась “длинный Хеннинг” в честь архиепископа Хеннинга Шарпенберга (1528-1539), приказавшего укрепить замок и город крепкими стенами, в результате чего замок стал одним из самых сильных в Ливонии.

Количество башен Кокнесского замка менялось с течением времени. И.Штерн из Германии в своем историческом труде описывает сооружения Кокнесе следующим образом: “Развалины замка Кокнесе еще можно увидеть у слияния Даугавы и Персе; в средние века это была самая мощная резиденция архиепископа: каменный замок (из доломита) в форме неправильного 4-угольника с 4 башнями”. А вот описание Яниса Аболиньша в буклете “Koknese 1997”: “Вокруг внутреннего двора замка располагались три 2-этажных корпуса с 5, позднее с 7 башнями.”

Вокруг замка были толстые стены, возвышавшиеся на высоту приблизительно 3 этажей (в современном понимании) из доломитовых скал, к ним в последние времена существования замка пристроили каменные жилые дома. Первоначально помещения за толстыми стенами были холодными, сырыми и темными, особенно зимой. Примитивное отопление не было способно обеспечить постоянное тепло, поэтому зимой даже в помещениях приходилось ходить в шубах. Для освещения использовались свечи, в некоторых случаях факелы, особенно если люди находились вне помещений. В стенах главных зданий, расположенных вдоль Даугавы и Персе, были устроены амбразуры. Окна же были небольшими, в более древние времена закрывались дощатыми ставнями, стекло появилось позднее. Окна в толстых стенах находились в глубоких нишах, в которых ближе к свету можно было чем-нибудь заниматься. Перед всеми окнами были железные решетки. В протоколах ревизий 1590 и 1599 гг. видно, что замок был 2-этажным с 5 башнями. Под двумя более крупными с западной стороны располагались тюрьмы. На первом этаже со стороны Персе устроили пивоварню, хлебопекарню, кухню замка и бак для воды с колодцем во дворе. Со стороны Даугавы - мельница на конном ходу. В нижних этажах замка находились пороховые погреба и склады.

На втором этаже были жилые помещения и залы для собраний, в т.ч. зал капитула, со стороны Персе - столовая. Вдоль всего второго этажа напротив двора простиралась деревянная галерея. В это время для отопления уже использовались изразцовые печи и камины. Замковая капелла (церковь) была в корпусе Персе вблизи башен западного конца с 3 окнами во двор, с дубовыми скамьями и органом. В замке, особенно в ранние годы его существования, обычно жил священник, который занимался необходимыми письменными работами, поскольку в те времена он мог быть единственным, умевшим читать и писать.

С северо-восточной стороны замок был защищен валом и сухим рвом глубиной 6 футов. Посередине замкового двора был колодец, имевший исключительно важное значение в случае осады замка. В ревизии 1590 г. о колодце говорится: “Посередине замкового двора находится колодец - мурованный из скалы и опоясанный стеной. В нем есть цепь, чтобы вытаскивать воду с помощью колеса, и она вся покрыта крышей (так записано в тексте ревизии - Р.Р.). Поверхность обита жестью, с флюгером наверху. Туда ведет по две двери с каждой стороны с железными петлями и полосами”. Надо отметить, что колодец должен был быть очень глубоким, по крайней мере до нижних мергелей Плявиньской свиты на уровне р. Персе, если не глубже, поскольку кажется невероятным наткнуться на водяную жилу в узкой скале между двумя реками. Поэтому колодец нужно было муровать лишь в самой верхней части, ниже его пришлось вырубать в скале.

Замок за всю историю своего существования несколько раз перестраивался (ок. 6 раз). Последний раз это произошло в 1-й пол. XVII в., когда его внешние стены сделали толщиной 4 м. Как порядочный и экономный правитель архиепископства и строитель замков в истории упоминается архиепископ Яспер (Каспар) Линде (1509-1524). При нем особенно много средств было выделено для реставрации замков Кокнесе и Рауна, в частности, построили т.н. большую башню. О рачительности архиепископа свидетельствуют многие сохранившиеся документы. Так, 29 июля 1513 г. архиепископ Яспер отдал в ленное владение бюргеру Хендриху Штапелю 2 арклса земли, купленной у Ханса Вальме с дополнительными условиями, что следует доставлять камень и известь для Кокнесского замка. Сохранился также документ от 29 июля 1515 г., в котором архиепископ Яспер Линде напоминает Хендриху Штапелю об его обязанностях и сообщает, что получил от него камень и известь для перестройки замка.

С 1597 г. сохранилось несколько жалоб, поданных гражданами Кокнесе. Граждане жалуются, что постепенно разрушаются городские валы и стены, но городской управе не хватает средств, чтобы что-то делать. Есть жалобы на унтер-гауптмана Яна Казиновского, который в городе строит дом, а камень берет из валов и соседних владений, хотя это строго запрещено. Археологические раскопки установили, что последний каменный замок на этом месте построен около 1625 г. По крайней мере, последняя стена в замке была построена в 1625 г. Уже в начале 17 в. толщина замковых стен составляла 4 м.

В 1661 г. через Курляндию в Москву к царю Алексею Михайловичу отправился посол австрийского императора Леопольда барон Август Мейерберг. Его сопровождал придворный художник австрийского императора Штурн (Storno), который за путешествие нарисовал 131 ландшафт. 16 из них относятся к Латвии. Сохранился рисунок, на котором видна свита посла, которая, переправившись через Даугаву, выходит на берег возле замка. Видно, что в западной части замка ремонтируется крыша, и наблюдаются пробоины в восточной части крыши. На горе видны здания с двускатными крышами, видимо, в форбурге, и церковь с небольшой колоколенкой посередине здания у городских ворот. Известно изображение замка с церковью в Кокнесе около 1700 г., опубликованное И.К. Бротце, который полагал, что оно перерисовано с другого изображения (по А. Швабе) и видимые на стене амбразуры являются фантазией художника.

Средняя часть стен Кокнесского замка толщиной 3-4 м со временем обрушилась, напоминая о том, что она была взорвана в 1701 г. по приказу польского короля Августа. Груды развалин поросли травой. В щелях стен собирались и жили в большом количестве галки. Под замком были подвалы, ходы которых видны до сих пор, но засыпаны обломками. После взрыва замка в 1701 г. он так никогда и не был восстановлен. Как раз наоборот - чтобы его в случае чего не восстановил неприятель, шведский король Карл XII приказал замок окончательно уничтожить. В октябре того же года были проведены подготовительные работы ко взрыву, и 27 ноября был разрушен восточный конец северной стороны. Дальнейшие работы забросили в конце ноября. В 1862 г. обрушился восточный конец северной стороны замка напротив Персе. Через несколько лет после затопления обрушился большой кусок там же от западного конца.

В свое время из замка можно было попасть в форбург с 2 башнями, площадью 0,4 га в 15-16 вв, который также был укреплен валами, а спереди - рвом. В восточной части замка были ворота, подъемный мост от них вел в форбург. Между замком и форбургом был сухой ров, глубиной 6 футов, оба конца которого были закрыты каменной стеной. Форбург с трех сторон был окружен стеной, а против замка стены не было. Между форбургом и городом был второй сухой ров. Вход из города в форбург был через угловую башню на набережной р. Персе. Концы рва и здесь были закрыты стеной. Подступы и к замку, и к форбургу были защищены подъемными мостами через рвы, входы в башни обеспечены подъемными решетками. В форбурге были в основном квартиры слуг, кузница, клети, конюшни. Вокруг города также были стены, кроме части, находившейся против форбурга. Двумя стенами и двумя сухими рвами и земляными валами был защищен восточный конец города. Не исключено, что в городском рву или по крайней мере в северной его части могла быть и вода, поскольку когда-то ручей из нынешних прудов протекал мимо более позднего нового замка и впадал в городской оборонительный ров, как свидетельствует местный рельеф и вроде бы также план, нарисованный Георгом Швенгелем в 1629 г. Около 1270 г. берег Даугавы у замка и города был разделен на небольшие “приусадебные участки” для граждан.

В изданном в 1866 г. альбоме Штефенхагена видны остатки стен в форбурге вдоль берега Персе, которых теперь уже нет. В последние годы существования замка на берегу Даугавы возле замка были построены различные оборонительные сооружения. Когда шведы восстанавливали замок, они на месте форбурга построили 2 бастиона (возле Персе - северный бастион с башней, у Даугавы - южный бастион). Чтобы освободить для пушек более широкую местность, те же шведы в 1684 г. снесли весь город и перенесли его снова на гору Криевукалнс. По концам укреплений - со стороны Даугавы и Персе - находились особые укрепления - бастионы. В “Burgenlexikon fuer Alt-Livland” уточняется, что “форбург был срыт при строительстве бастионов после 1684 г., когда город был снесен и перенесен вниз, на берег Даугавы. Ров старого города еще [до сих пор (в 1922 г.)] заметен".

В городской стене было 3 ворот. Городские ворота, называемые Земляными, позднее - Берзаунскими, были в середине двойных стен. Через ров вел подъемный мост. Вторые городские ворота, южные, т. н. Водяные, были со стороны Даугавы, почти у самого рва форбурга. Сюда входила дорога, ведущая из Риги через Персе, и вдоль края городища поднималась в город. Эта дорога показана почти на всех рисунках замка, поэтому нет сомнений, что ею пользовались с древних времен, конечно, с оговоркой, что в весеннее и осеннее половодье сообщение через Персе могло прерываться. Город занимал площадь 3,6 га в 15-16 вв. и вырос к востоку от форбурга. В то время в пределах стен находились 2 церкви, ратуша, склад, около 100 жилых домов на 1500-2000 жителей.

Есть версия, что готические оконные проемы в восточном конце Старого замка со стороны Даугавы якобы выстроены лишь при бароне Левенштерне. В юго-восточном углу бывшего города, на самом берегу, при баронах был построен каменный павильон, из которого, как когда-то сказал один старый слуга из имения, бароны смотрели на ледоход по Даугаве. Иногда его называли баронским чайным домиком. Возможно, он был построен на фундаменте какого-то старинного здания, поскольку на многих старинных рисунках на этом месте есть постройка или хотя бы ее остатки. Около 1950 г. после ремонта и сооружения пристройки здесь разместился филиал Екабпилсского краеведческого музея. При постройке электростанции здание пришлось снести. Поднятая вода Даугавы размыла берег, и начали открываться древние захоронения с украшениями - открылся могильник XI-XII вв. Позднее, в 1980-х гг., чтобы всю эту набережную защитить от дальнейшего размывания, ее засыпали доломитовым щебнем и глыбами.

До 1965 г. со стороны старого шоссе туристы могли подняться на гору по 157 ступеням к развалинам замка, полюбоваться красивым видом Даугавы, Персе и построенного в 1935 г. моста через Персе, который спустя недолгое время был взорван во время съемок фильма “Ноктюрн”. В связи со строительством Плявиньской ГЭС в зоне затопления на берегах Даугавы и Персе были вырублены деревья и кусты, снесены здания, засыпаны колодцы. До сих пор спорным остается вопрос о целесообразности ее строительства в условиях Латвии. Тем не менее, в результате строительства ГЭС, ее воды омывают основание замка, а сам замок напоминает остров на берегу Даугавы. В 1961-66 гг. провели исследование Кокнесского городища, где было отмечено аварийное состояние замка, которое по объективным причинам стало возможно ликвидировать только постепенно. Были попытки спасти развалины замка от разрушения, в наиболее опасных местах старались бетонировать верхнюю сторону стен.

После восстановления независимости Латвии в стране была разработана программа по защите исторических и культурных памятников, проведенная инспекцией по защите памятников Министерства культуры под руководством Юриса Дамбиса. Для ликвидации аварийного состояния развалин Кокнесского замка при активном соучастии кокнесского волостного старшины Виестура Цирулиса удалось достать денег, и в летние сезоны проводились работы по укреплению стен и оконных проемов. Однако для серьезного укрепления фундамента денег было слишком мало. С 1991 г. в меньшем масштабе, с 1993 г. регулярно проводятся работы по консервации на городище Кокнесе, по проекту, разработанному фирмой “Stukmanis un Co”. (Архитектор - И. Стукманис, инженер - А. Барбарс, археолог - М. Руша).

На всей территории замка найдены архитектурные детали большого размера (доломит), большая часть которых относится к ранним периодам строительства. Одна из них вызвала особый интерес: найденная в 1993 г. консоль, служившая постаментом для скульптуры. Судя по форме, она относится к периоду романики или переходу к готике - т.е. не позднее ок. 1250 г. (время романики в Германии, Польше, Чехии, Словакии - ок. 1000-1250 гг.). На верхней плоскости детали с правой стороны обозначено 2 круга диам. 4,5 см и между ними 3 изображения полукруглых проемов, которые симметрично пересекаются между собой в центрах полуокружностей; в результате получается 4 готических проема! Не меньший сюрприз преподносят оба круговых знака - там можно увидеть в различных положениях 6-лучевую розетку, которую ныне называют орнаментальным знаком - солнышком, солнечным мотивом. Спереди и с правого бока детали также можно увидеть очертания кругов (диам. ок. 9,5-10 см) с фрагментами 6-лучевой розетки. Аналогичные детали обнаружены в 1961-63 гг. в старинной церкви Икшкиле (найден фрагмент детали с несомненной частью 6-лучевой розетки (архитектор Г. Янсонс)); в шведских сакральных зданиях знак использован вместе с крестами (на фресках церковных сводов, XIII в.), в Англии в XI в. в дверях замка, на книжном сундуке монастыря XIV в.; в сакральной архитектуре Грузии VIII, XI вв. (вместе с крестом!) и др. местах. Невольно напрашивается мысль о магическом значении знака как оберега - стали бы иначе его так часто изображать художники на службе церкви?

До 1998 г. работы по консервации развалин Кокнесского замка проводились со стороны наружной стены корпуса “Персе”, двора замка, заключались в консервации открытых в последние годы конструкций в этом корпусе, а также остатков подвального этажа северо-восточной башни. В 1998 г., сразу после Иванова дня, руководство Даугавского каскада ГЭС (директор Айвар Франкович) изыскало возможность снизить уровень водохранилища ГЭС приблизительно на 3,5 м, в связи с чем в течение 5-6 дней следовало провести работы по спасению наружной стены корпуса "Персе", поскольку продолжался процесс эрозии в нижней части наружных стен. Таким образом, для наружной стены корпуса "Персе" (толщина 3,8 м) максимальный размыв нижнего основания (уже ниже уровня подвального этажа) в отдельных местах достиг уже 2 м (половину общей толщины стены!), что угрожало обвалом наружных стен.

С 1995 г. работы по консервации развалин проводит айзкраукльская фирма JM (руководитель Юрис Малиновскис), работами по проектированию и изысканиям руководит архитектор Илгонис Стукманис (с 1993 г.), археологические исследования проводит археолог Мартыньш Руша. Учитывая ограниченное число дней, пришлось решиться на то, чтобы заполнить наиболее опасные места в отсутствующем фундаменте армированной массой гидротехнического бетона (бетон М-300 согласно разработанному в 1991 г. инженером А. Барбарсом проектом по спасению наружной стены корпуса “Персе”). Бетонная масса доставлялась бензовозом типа Scania объемом 6 куб. м с Икшкильского филиала NCC Industri Latvia, с добавленным незадолго до заделки отвердителем и затвердевала приблизительно в течение 1 часа. Со временем, если будет возможно, наружный слой стены восстановят в доломитовой кладке, т.о. бетонная поверхность откроется для обзора лишь в случае исключительного понижения уровня воды (или ликвидации водохранилища ГЭС, что пока маловероятно). Т.о.с 25 по 30 июня в юго-западной части наружной стены корпуса "Персе" на участке стены длиной ок. 17 м в уровень фундамента заделано 60 куб. м бетона с гидротехнической добавкой - первое мероприятие такого масштаба в Латвии при спасении памятника культуры. Дальнейшие работы в следующем сезоне можно будет продолжать далее, лишь немного понизив уровень воды. Но вот что пишет газета Айзкраукльского района “Стабурагс” от 3 июня 2000 г.: “С 1993 г. произведены работы по укреплению фундаментов замка со стороны реки Персе - под уровнем воды созданы бетонные защитные стены, но многие специалисты сомневаются, спасут ли эти бетонные образования стены замка, или же, напротив, усугубят разрушающее воздействие воды.” В данном случае, видимо, лишь время покажет, кто был прав…

Использованные источники:

“Atskaņu hronika” R; “Zinātne” 1998
Jānis Blese “Koknese ar atskatu tālākā pagātnē” R., “Atēna”, 1998
B. Liepiņš “Vadonis pa Koknesi” Izdevis J. Sproģis, Koknesē 1931
“Koknese 1997”
“Koknese’2000”
J. Apals “Arheoloģiskie pieminekļi Gaujas nacionālajā parkā” R.: Zinātne, 1986
Indulis Kēņiņš “Rīga. Latvija. Svarīgākie notikumi gadskaitļos Rīgas un Latvijas vēsturē R., “Zvaigzne ABC”, 1999
M. Skujeneeks “Latvija. Zeme un eedzivotāji” R; A. Gulbja apgadneeciba, 1927
Enciklopēdija “Latvijas pilsētas” R.: “Preses nams”, 1999
J. Vaivods “Katoļu baznīcas vēsture Latvijā” R., Rīgas Metropolijas kūrija, 1994
H. Trūps “Katoļu baznīcas vēsture” R; 1992
A. Švābe “Latvijas vēsture. 1. daļa” R; “Avots” 1990
“Latvijas Vēstures Instituta žurnāls” R; 1998 Nr. 1, lpp. 28-38
I. Šterns “Latvijas vēsture 1290-1500” Latvija; “Daugava” 1997
Dainis Bruģis “Historisma pilis Latvijā” Sorosa fonds - Latvija, 1996
“Latvijas viduslaiku pilis. I. Pētījumi par Rīgas arhibīskapijas pilīm” R; Latvijas vēstures institऺta apgāds, 1999
“Latvijas architektūra. Arhitektūras, dizaina un vides apskats” Burtnīca #25(1)99
Ē. Mugurēvičs “Latvijas viduslaiku piļu klasifikācijas un arheoloģiskās izpētes jautājumi” - “Arheoloģija un etnogrāfija, XIV. Apcerējumi par viduslaiku pilīm un pilsētām Latvijas teritorijā” R; “Zinātne” 1983
“Lasāmā grāmata Latvijas vēsture. 12. gs. beigas - 19. gs. vidus” R; “ZvaigzneABC” 1996
G. Baumanis “No Pļaviņām līdz Koknesei” R; “Jāņa sēta” 1994
“Latvijas Tūrisma Ceļvedis” R., 1998
V. Veilands “Latvija kabatā” R., 1995
A. Plaudis “Ceļvedis pa Latviju” R; “Jumava” 1998
Kārlis Vētra “Vidzemes augstiene” R., Latvijas valsts izdevniecība, 1957
“Staburags”, 2000 gada 3 jūnijs

Посмотреть ссылки на сайты о замке и обсудить их на нашем форуме

Фотогалерея замка
Фото Ренаты Римша
(2012 г.)

Фото Валерия Смолика
(2012 г.)

Фотогалерея замка
Фото Ренаты Римша
(1999 г.)

Фото Р. Римша (2004 г.)

Фото Р. Римша (2006 г.)

Другие фото

Старые фото

Реконструкция замка

Старинные изображения

Фото Валерия Смолика
(2006 г.)

Фото Дмитрия Короля

Фото Алдиса Лапиньша

План-схемы Кокнесе до затопления и после

Развалины замка отмечены номером 11

Планы замка

Старые путеводители по Кокнесе

Бывший водопад на реке Персе

© Дизайн Ренаты Римша